ЛГБТ клиент — травмированный клиент?

В работах психологов часто можно встретить утверждения, что ЛГБТ клиент (гомосексуальный, бисексуальный или трансгендерный клиент) – это клиент, перенесший психологическую травму на определенном этапе своего развития. И что иная сексуальная ориентация и/или гендерная идентичность — это результат этой самой травмы. И, по правде говоря, иначе довольно сложно объяснить демонстрируемые таким клиентом симптомы:

— шок, отвержение и потерю веры,

— стыд, вину, самообвинение,

-чувства тоски или безысходности,

-растерянность,

-тревогу, страх,

-замкнутость и ощущение изолированности.

Просто полный набор травматических симптомов!

Естественно, психолог, наблюдая все это, определяет  ЛГБТ клиента как травмированного, и рассматривает его гомосексуальность, бисексуальность или трансгендерность как еще один, дополнительный симптом, пережитой психологической травмы.

При этом, сам ЛГБТ клиент очень часто утверждает, что он не испытывал серьезных потрясений в детстве. По крайней мере таких, которые могли бы повлиять на его гендерную идентичность или исказить сексуальное поведение.

Но, как же быть с симптомами?  Игнорировать их невозможно, как и утверждения клиента. А «болевую точку», способную их раскрутить вместе с «искаженной» сексуальной ориентацией или гендером, так же не получается. И в этой ситуации остается «лишь одно»: предположить, что психика такого клиента вытеснила воспоминания о травме и работать с отрицанием и вытеснением.

Но! Тут мы снова наталкиваемся на препятствие:  работа с вытеснением часто не дает никаких результатов. За годы, иногда даже за десятилетия терапии, злополучная  травма так и не отыскивается, а гомосексуальность, бисексуальность  или трансгендерность остается на своем «законном» месте (хотя общее психологическое состояние может  улучшаться).

И тогда возникает вопрос: ЛГБТ клиент – это все таки травмированный клиент? И если травмированный, то где же эта травма? И если не травмированный, то откуда все эти симптомы травматичности?

Я склонна думать, что да,  ЛГБТ клиент, зачастую, — это клиент в той или иной степени травмированный.

Но! Гендерная идентичность или сексуальная ориентация такого клиента, не является симптомом психологической травмы. Она является причиной или, так сказать, спусковым крючком  для возникновения травмированности.

Расскажу почему.

Иная сексуальная ориентация или гендерная идентичность — это всегда отличие от большинства. Это всегда «инаковость».  А любая «инаковость», особенно в атмосфере стигмы, порождает тревогу и аутоагрессию, которая в свою очередь, запускает в окружении  этого «иного» человека механизмы, унаследованные еще от животного мира, призывающее чувствовать тревогу и проявлять агрессию по отношению к «инаковым».

Все это рождает столкновение, столкновение «иного человека» и социума. И вот это столкновение и является той самой травмирующей ситуацией, работая с которой  можно довольно эффективно свести на нет демонстрируемую травматическую симптоматику клиента!

Дело в том, что любой ЛГБТ клиент растет в «гетеро» и цисгендерной среде. То есть сначала он социализируется как гетеросексуал или, в случае трансгендеров, как  цисгендер, а уже потом наступает момент обнаружения, обнаружения своей сексуальной ориентации и /или гендерной идентичности. Вот этот момент, момент обнаружения и равен пику столкновения (виртуального или реального). А столкновение, порождает переживания «унижения или угрозы жизни и здоровью», исходящие от социума. И вот она — классическая ситуация травмы!

И получается, что работа с ЛГБТ клиентом, условно, гораздо проще, а травма гораздо «ближе», чем кажется на первый взгляд. И весь травматизм ЛГБТ клиента – это всего лишь травматизм человека, который сталкивает свою «инаковость» с социумом.

Но такие затруднения возникают не только в терапии с ЛГБТ, но и в терапии с очень разными категориями клиентов. И проблема тут не в «сложности» клиента, а в первую очередь в возможности терапевта рассматривать природное разнообразие как вариант ментального здоровья.

 

 

 

Гей психолог

Психолога, специализирующегося на работе с гомосексуалами, в России встретить практически невозможно, хотя на Западе и в Америке такие специалисты все же существуют. Если очень вольно перевести с американского, то можно назвать этого специалиста «гей-психологом».  Для Российского читателя более привычно слышать словосочетание «лгбт психолог», но «лгбт психолог» работает так же с бисексуалами и транс- , квир гендерами, специфику работы с которыми, стоит описывать отдельно.

Ну а пока поговорим о психологической работе с геями и лесбиянками. Итак, «гей психолог» — это психолог, который работает с гомосексуалами обоих полов, с различными возрастными и социальными категориями гомосексуалов, а так же с проблемами, с которыми к нему обращаются именно гомосексуальные клиенты.

Расскажем подробнее о работе с различными категориями гомосексуальных клиентов.

Работа с молодыми гомосексуалами.
В основном это работа с подростковым возрастом, возрастом который часто ассоциируется со временем бурных эмоциональных переживаний, связанных с сексуальностью.
Гомосексуальные подростки часто ощущают свою изоляцию от сверстников и пытаются уклониться от контактов с ними, поскольку опасаются негативных переживаний связанных с сексуальностью. Ведь общение с представителями того же пола провоцирует бурные эмоции и сексуальные переживания, а общение с противоположным полом, лишний раз напоминает об отсутствии какого-либо сексуального интереса. Это вызывает эмоциональную изоляцию, внутри которой прячется интернализированная гомофобия и поэтапный процесс принятия своей гомосексуальности. С которыми и работает «гей психолог».

Работа с пожилыми гомосексуалами.
Часто работа с пожилыми гомосексуалами — это работа с последствиями многолетнего стресса, связанного с борьбой с предрассудками в обществе, и отстаиванием своих прав. То есть с эмоциональным выгоранием пожилого гомосексуала: с ощущением усталости, утратой радости жизни, снижением самооценки и повышенной ранимостью.

Работа с одинокими гомосексуалами.
Для большинства геев и лесбиянок очень важно бывать в обществе «таких же, как они», и чувствовать свою принадлежность к группе. Но случается, что некоторым гомосексуалам, в результате своей гетеросексуальной социализации, никогда не удавалось откровенно поговорить своей сексуальной ориентации, и о том, насколько велика разница между социальными должествованиями и их собственными интересами и предпочтениями.
В этом случае работа «гей психолога» заключается в преодолении вместе с клиентом его негативных стереотипов гомосексуального и гендерного поведения и постепенной реализации его истинных потребностей.

Особенности в работе «гей психолога» с гомосексуальными парами.
В основном, это работа с недопониманием партнеров в связи с разницей у них в стадиях принятия своей гомосексуальности, с разницей в желании обнаруживать и демонстрировать гетеросексуальному социуму свои гомосексуальные отношения, а так же с преодолением накладывания на отношения стереотипных гетеросексуальных моделей поведения муж\жена, но, только если такие модели не удовлетворяют потребности этой пары.

Работа с гомосексуалами, злоупотребляющими алкоголем и наркотиками.
Гомосексуалы, страдающие алкогольной или наркотической зависимостью часто не надеются на помощь медиков и работников сферы психологического здоровья. Возможно, это связано с их страхом перед проявлениями гомофобии или теми подходами, которые в отношении них могут оказаться неэффективными или даже вредоносными. Так что основная задача «гей психолога» в этом случае состоит в том, что бы «довести» и адаптировать такого клиента к программе избавления от той, или иной зависимости.

С различными проблемами, с которыми гомосексуалы приходят на консультацию:

Помощь в каминауте.
При помощи в «каминауте» «гей психологу» следует проявлять особую осторожность, обсуждая с клиентом возможности раскрытия им своей сексуальной ориентации, так как всегда есть вероятность потери поддержки определенной культурной группы, родственной клиенту. Так же стоит обязательно выяснить, насколько полезным и желанным для клиента было бы установление более тесных контактов представителями сексуальных меньшинств. При этом, конечно же, «гей психолог», опирается на интересы клиента и последствия этих шагов для его дальнейшей жизни.

Внутренняя гомофобия.
Работа «гей психолога» с внутренней гомофобией – это работа с переживаниями клиентом тревоги, отвращения, гнева, стыда и страха по отношению к своей сексуальной ориентации.

Эмоциональная изоляция гомосексуалов.
Эмоциональная изоляция: чувство отчуждения от родственников, друзей, необходимость прятать свои сексуальные проявления от окружающих и следить за своим поведением. Результатом этого часто является депрессия. То есть «гей психолог» в этом случае работает с депрессивным состоянием клиента.

Процесс принятие собственной гомосексуальности.
М. Эриксон : «Формирование психической идентичности предполагает интеграцию сексуальности в целостный образ «я», и это чрезвычайно важно для психического здоровья человека». Для гомосексуала же этот процесс чаще всего означает интеграцию стигматизированной сексуальности в образ «я». Он обычно проходит стадийно и занимает довольно большую часть жизни. Вот пример некоторых стадий: стадия «отрицание», «нарушение идентичности», «торг с идентичностью», «депрессия», «терпимость к идентичности», «гордость» и тп.
«Гей психолог» диагностирует стадию, на которой сейчас находится клиент и ведет его в процессе терапии к следующей. В идеале, завершающая стадия «интеграция идентичности» должна наступить в достаточно молодом возрасте, но в реальности процесс принятия гомо идентичности часто длиться всю жизнь.

Религиозные и духовные конфликты.
Ни одна из ведущих церквей не признает гомосексуальность как естественную форму человеческой сексуальности, за исключением общества друзей (Квакеры). Фактически какая-либо ценность существования гомосексуалов отрицается, а стиль жизни подвергается суровому осуждению. И поэтому , если гомосексуал обращается за духовной помощью к «гей психологу» простое использование гуманистического подхода в работе вряд ли будет достаточным. И тогда полезнее рассмотреть процесс духовного развития с точки зрения конкретного человека, что бы понять, что в нем отражает религиозный, культурный и исторический опыт клиента, а что – более глубокие духовные проявления. Благодаря этому может укрепиться его психическая целостность, и возможно даже «вера».

Обобщив все выше перечисленное, хотелось бы отметить, что становится очевидным существование некоторых особенностей в консультативной работе с гомосексуальными клиентами, на которые и опирается психолог, здесь именуемый «гей психологом». И учитывать эти особенности чрезвычайно важно, так как защита и уважение интересов клиента, предполагает уважение и к его сексуальной ориентации, которая является столь же значимой характеристикой, как возраст, пол, раса, классовая и этническая принадлежность.

Рассказ про кризис

Солнечные лучи отталкивались от осыпающейся крыши. Они превращали воздух в теплое и невесомое оранжевое пространство. Оно пахло летом, догонялками и вдрызг разбитыми коленками. [Read more…]